Фотограмма

0
592
фотограмма

Фотограмма

Живший в Берлине венгерский художник Ласло Моголи Надь тоже экспериментировал со свето­чувствительными материалами, и свои теневые снимки называл «фотограм­мами» /фотограмма/. Глубокая вера в существование связи между искусством и техникой привела его к фотографии, в которой он видел «специфическое средство создания непосредственного зрительного впечат­ления, использующее свойства свето­чувствительной эмульсии».

Постепенно его интерес к фотографии с изучения тональных соотношений теневых снимков распространился и на такие области, как фоторепортаж, момен­тальная фотография, растянутое во времени движение, микрофотография, радиография, необычные ракурсы, искажения перспективы и совмещения изображений. Свои идеи он развивал, читая лекции в Баухаузе, знаменитой Высшей школе строительства и худо­жественного конструирования в Германии.

В 1937 году он был назначен директором Нового Баухауза (впос­ледствии Института художественного конструирования) в Чикаго. Там к нему присоединился Артур Сигел, много­опытный фотограф, работавший ранее в историческом отделе Администрации обеспечения фермерских хозяйств и кроме того, самостоятельно экспери­ментировавший с теневыми снимками.

В своем преподавании Сигел делал упор на тональность, фактуру и освещение — элементы, которые в сочетании с такими техническими приемами, как соляризация и многократная экспозиция, повышали художественную выразитель­ность; этот курс он вел вместе с Гарри Калаханом, которого Сигел привлек к работе в Институте в 1946 году.

фотограмма

фотограмма

В 1951 году Калахан познакомился с Аароном Зискиндом и пригласил его в Институт. Зискинд с начала 1930-х годов работал в жанре документальной фото­графии и был связан с Фотолигой — объе­динением нью-йоркских фотографов, задавшихся целью отобразить сред­ствами фотографии человеческий род.

Однако к 1943 году увлечение тематикой перестало занимать Зискинда. Он радикально переменил направление и стал из хаоса реального мира извлекать образчики порядка и равновесия. Ис­точником этой упорядоченности ему служили плоскости и поверхности нашей среды, стены, вывески, скалы, образо­вывавшие гармоническое изобилие форм, объемов, очертаний и узоров на плоскости фотографии, в рамках ее прямоугольного кадра. Выделяя кро­шечный отрезок нашего мира и придавая ему независимое существование, Зис­кинд открывал новый подход к дейст­вительности и новый способ ее ото­бражения. Его работы открывали простор для свободных ассоциаций.

Интересно будет почитать так же статью: Фотопортрет. Духовное богатство человека

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here